Dragon Age: Ante Bellum

Объявление

Ante Bellum уходит в режим архива.
Регистрация новых профилей закрыта.
Для чтения используйте профиль "Читатель".
Обмен рекламой прекращен.
Зевран Араннай
Skype: nelyo_green_dog

Тальесин
Skype: march.cat.

Анора Мак-Тир
Skype: copper_fennec

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Ante Bellum » Библиотека » Бестиарий


Бестиарий

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.uploads.ru/L2uRQ.png

Навигация:
Духи и Демоны
Одержимые существа
Порождения тьмы и оскверненные
Красный лириум и его создания
Драконы
Животные
Необычные существа

При составлении использованы: DA Wiki, DA: World of Thedas, DA RPG: Master Guide

Теги: библиотека

0

2

Духи и Демоны.

В тот, первый раз она была цветком
Как роза без шипов в начале пьесы
Любви настолько чистой я ни в ком
Не знал по эту сторону Завесы.
Но что за страсть родилась в розе той,
Когда я вновь её призвал из Тени!
Уверен: пред такою красотой
Любой мужчина пал бы на колени.
И, поцелуя вспоминая вкус,
Я в третий раз позвал её беспечно.
Увы! Легко моих избегнув уз,
Она впилась мне в сердце хваткой желчной:
"Любовью я была; но ты в три дня
Перетворил в Желание меня".
― Сонет 126, "Влюблённый и дух". Магистр Ораций, "Песни для сновидцев"

Духи - создания, обитающие в Тени, мире грез и кошмаров. Мир этот переменчив и чужд для жителей реальности, а реальность так же чужда для духов.
Чтобы существовать в Тени, духи выбирают для себя некие чувства и эмоции, воплощение и подтверждение которых являет собой их сущность. В дальнейшем духи ищут эти эмоции в грезах и кошмарах спящих, таким образом изучая живущих и мир за Завесой.
Иногда они действуют во благо, как например духи-целители, духи покровительствующие чести, любви или радости. Но их целью так же может быть и причинение зла, как в случае со многими демонами, которые охотятся на обитателей реального мира. Некоторые духи, такие как виспы, слишком просты, чтобы быть хорошими или плохими.

"В основном духи не сложны. Или, правильнее будет сказать, в них нет ничего сложного в нашем понимании подобных вещей. Каждый овладевает какой-то одной гранью человеческого опыта: гневом, голодом, состраданием, надеждой и т.д. Эта идея становится для них определяющей. Мы относим к классу демонов тех духов, которые посвящают себя тёмным человеческим эмоциям и мыслям".
―  Чародей Мирдромель "По ту сторону Завесы"

  Однако маги, чья работа позволяет проводить углубленные исследования духов и их мира, утверждают, что проводить однозначную черту между духами и демонами может быть смертельно опасно. Немногие выдвигают еретическую теорию о том, что демонов на самом деле нет, есть лишь духи слишком навязчивые или исказившие свою природу. Что означает, что всякий дух несет в себе возможность превращения в демона - особенно если этого ожидает вступивший с ним в контакт сновидец.
Есть среди духов и такие, что покинули Тень множество веков назад, и ныне существуют незаметно в местах, которые почитаемы как священные. Правильное выказывание почтения может вызвать благосклонность существа, а любая ошибка навлечь его гнев и проклятье.

Демоны
Демоны принимают чудовищные, гротескные формы, имитируя вещи, наблюдаемые ими в физическом мире. Они стремятся воплощать внешним видом и поведением - одну единственную сильную эмоцию, такую как страх, отчаяние или голод. 
Демон гордыни
"Самые могущественные демоны из встреченных до сих пор - демоны гордыни", - пишет Мирдромель. "Возможно потому, что из всех видов демонов они более всего напоминают человека".
Демоны Гордыни черпают свои невероятные силы из горделивых мыслей обитателей реального мира, будь то высокомерие знати или самоуверенность чародея. Вселившись в носителя, живого или мёртвого, эти демоны могут направлять свои умения в различное оружие, которое будет моментально замораживать людей на месте, а потом сжигать их в магическом пламени. К тому же, они способны отражать чужую магию, делая себя невосприимчивыми к накладываемым чарам.

― Цитата из лекции, прочитанной Вареном, командором храмовников из Тантерваля, 6:86 Века Стали

"Позвольте друзья мои, объяснить, что значит противостоять демону гордыни.
Можете насмехаться или утверждать, что наш дар существует только для борьбы с магами, но вам часто придётся встречаться и с демонами. Малефикар призовёт демона, чтобы тот исполнял его волю, и, хотя порой демоны вселяются в тело своего хозяина, они также выступят против вас и в своём истинном обличии... то будет поистине могучий враг. Их нельзя недооценивать.
Демоны гордыни сильны и чрезвычайно умны. Будучи в истинном обличье, демон чаще всего, сражается огненными и ледяными стрелами. Огнём они стремятся сжечь противника, а магическое пламя сожжёт всё, что на вас надето, из чего бы оно ни было сделано. Льдом демоны стремятся заморозить противника на месте - будьте осторожны, потому что они особенно любят применять это оружие против воинов. Поверьте, не один отряд храмовников совершил ошибку, пытаясь врасплох захватить демона гордыни, и пострадал от последствий этой ошибки. Если же вы считаете, что вам поможет содействие других магов - вы ошибаетесь. Демоны гордыни способны на короткое время становиться неуязвимыми для магии и мастерски владеют умением разрушать наведённые на вас чары... точно так же, как мы, храмовники, умеем разрушать заклинания.
Задумайтесь об этом хоть на миг, друзья мои. Не дайте волю своей гордыне, не то станете чересчур подобны этой нечисти".

Демон желания.
Из всех опасностей, исходящих из-за Завесы, трудно найти более коварные, губительные и лучше всех замаскированные, чем те, что исходят от демона желания. В народных сказаниях об этих демонах говорят, как о насылающих похоть, завлекающих свои жертвы в сексуальную связь лишь затем, чтобы убивать их в миг наивысшего наслаждения. Хотя демон желания обычно привлекает удовольствиями, на деле же он способен внушать любые желания, свойственные человеку; назовем хотя бы богатство, власть и красоту.
Будучи несравненно разумнее, чем звероподобные демоны голода и гнева, и намного амбициознее, чем демоны праздности, эти темные духи отличаются способностью склонять к подчинению себе, самых искусных магов. Многие из тех, кто повинуется прихотям демонов желания, даже не в состоянии этого осознать. Ими управляют с помощью иллюзий и ловкого, а иногда и открытого контроля сознания, хотя эти демоны и не склонны обычно прибегать к столь грубым мерам. Напротив, они, кажется, получают особое удовольствие от постепенного развращения жертвы. Чем крупнее обман, тем больше их победа.
Лишь демоны гордыни, в случае разоблачения, оказываются более страшными соперниками. Способность воздействовать на разум позволяет им менять обличия и даже изменять окружающее в своих целях, не говоря уже о могучей силе и проворстве, кои проявляют они, будучи вынуждены к более решительным действиям. Будучи побежденным, демон желания, чаще всего, вступает в своеобразный торг - известно много сказаний о том, как маги до такой степени брали верх над демонами желания, что те были вынуждены исполнять Требования победителей. Следует особо напомнить, что в таких историях конечная победа почти всегда остаётся на стороне демона, даже если маг считает, будто его пожелание было удовлетворено.

― Из дневника бывшего Старшего Чародея Малеуса, входившего в Круг Ривейна и объявленного отступником в 9:20 Дракона.

"Должен отметить, что наиболее интригующим моментом всех моих исследований явилась беседа с демоном желания. То, что существо изъявило желание говорить со мною, было для меня явным признаком того, что это не простое неразумное чудовище, движимое лишь своей природой, но, скорее, разумное создание, которое я заинтересовал не меньше, чем оно меня. Оно приняло форму, которую можно бы назвать женской, хотя у меня нет сомнений, что оно может являться и в иных обличиях. Я пытался понять, явился ли этот облик следствием того, что я так хотел или ожидал этого . Она... ну, конечно, с тех пор я могу называть ее только женщиной "она"... тепло улыбнулась мне и засмеялась мелодичным смехом, взволновавшим мое старое сердце.
Насколько напуган я был известными по преданиям способностями этого существа уязвлять мужские сердца, настолько же легко стало мне, когда я взглянул через стол в ее тёмные глаза. Это было ужасающее создание из Тени, но в беседе с нею я постепенно осознал, что этот демон в той же мере жертва неправильных представлении, как и мы сами, маги".

Демон страха

― Из лекции прославленного храмовника сера Хэйворда

Постарайтесь представить себе главные побуждения, присущие человечеству. Агрессия? Голод? Да. Но главное, первородное ― это страх. Суть страха понятна даже малым детям, и почти всех ведет его неизбывная сила. Демоны, которые кормятся страхом, далеко не самые утонченные создания. Они принимают формы, почерпнутые из кошмаров смертных, надеясь поживиться их реакцией. Однако некоторые из таких демонов предпочитают страхи, корни которых гнездятся глубже: страх перед будущим, перед хаосом и беспорядками, перед неудачей. У демонов такого сорта более изощренный вкус, они атакуют саму душу жертвы, просто напугать им мало. Остерегайтесь демона, который пожирает страх не одного личного кошмара, а ужас целого народа: он может вырасти до таких размеров, что заполнит собою всю Тень.

― Письмо, найденное рядом со спящей старшей чародейкой Джессимеррой, — ее последние слова в этом мире перед одержимостью и смертью от руки рыцаря-капитана Хьюлгарра вместе с двадцатью магами, девятью храмовниками и бессчетным количеством учеников и усмиренных

Друзья мои, мы принимаем за незыблемый факт то, что чем сильнее и хитрее демон, тем с более сложными аспектами нашей реальности он взаимодействует. демон гордыни тянется к порочному высокомерию знати, кровожадной заносчивости солдат или, что печально, слепой самоуверенности магов. Демона желания могут приманить похоть, алчность и даже устремления отчаявшихся.
Присуща ли демонам такая специфика от природы или они выработали ее, наблюдая за родством явлений в нашем в мире, — спорный вопрос, но не ему посвящено мое исследование. Меня интересует страх.
Мы считаем демона страха низшими существами, могучими, но примитивными, подобно порождениям гнева и голода. Но у страха много обличий — от капризов изнеженных аристократов до реального осознания опасности магии, демонов, драконов и в особенности — Мора.
Какие еще события так повлияли на ход людской истории, как Мор? Не ослабь Первый Мор империю Тевинтер, та подавила бы восстание Андрасте. Не было бы ни Ферелдена, ни Кругов, ни, конечно же, Церкви в известном нам виде. когда речь идет о разрушении и ужасе, Мор ни с чем нельзя сравнить. Его боятся и ненавидят все: от крестьян до королей, от горцев Андерфелса до южан из Диких земель Коркари.
Я не знаю больше ничего, что вселяло бы в людей столь всеобщий и столь конкретный страх. Драконы — да, демоны — да, но в Тедасе находились культуры, где почитали тех или тех. Лишь Мор остается источником ужаса и только ужаса. Если где-то существует проницательный демон страха, сумевший довести свое естество до совершенства, то это будет демон, сосредоточенный на страхе Мора.
Это я и буду исследовать. К тому времени, когда вы прочтете это, мои друзья, я буду спать и искать в Тени такое существо. Если я права. это будет непревзойденный источник сведений об истории мира со времен самого древнего Тевинтера. Я отобрала самых быстрых писцов и велела ждать моего пробуждения. Мне многим предстоит поделиться.

Демон ужаса

― Из отчета Харена, солдата ферелденской армии

Мы услышали их вопли еще за мили, но было темно, и мы ничего не могли разглядеть. Как-то раз, когда я работал на ферме у дедушки в землях баннов, в ущелье упал теленок и сломал ногу. Мне бы тогда побежать за помощью, а я решил вытянуть его сам. Но сил мне не хватало, и при каждой попытке его нога... ох, до сих пор будто слышу, как он кричит. Так вот, тут было то же самое.Будто теленок вернулся, чтобы оторвать мне ногу. Медленно, чтобы я почувствовал, как это.
Но мы слышали разное, понимаешь? Кто-то сказал, что видел порождений тьмы в Остагаре и такие звуки издавал крикун. Другой заявил, что это рев дракона — точь-в-точь такого, какой сжег его родных. Тогда-то я и понял, что там демон. Такой, что не только выглядит жутко, а хочет обуять нас ужасом до потери речи. Чтобы мы забыли про все и пустились наутек.
И мы пустились. Не могу точно сказать, на что это было похоже. Что-то блуждало в сумраке, и хотя мы были готовы встретиться с ним, когда оно завыло, я развернулся и побежал. Ноги сами несли меня. Живот скрутило, я обронил меч и сорвался с места. Лишь потом я понял, что оторвался от остальных и что рядом есть другие демоны, жаждущие не только моего страха.

Демон праздности.
Тем, кто изучает поведение демонов, сложнее понять, что демон праздности сам по себе не празден, то есть, не ленив. Будь демоны ленивы, вряд ли кто из них смог бы преодолеть Завесу и проникнуть в наш мир, равно как и напасть на существо, обладающее собственной волей - а нам известно, что такие случаи происходили неоднократно.
Несомненно, некоторые демоны ленивы и самодовольны, но все ли? Возможно, эти создания намеренно распространяют такое представление о себе.
На деле, демонов праздности назвали так, поскольку их влечет часть человеческой души, связанная с праздностью и ленью. Сомнение. Безволие. Увядание. Все это распространяют в нашем мире демоны описываемого вида. Демон праздности умеет прятаться и принимать любые формы, он всегда там, куда вы посмотрите в последнюю очередь, и оттуда оказывает пагубное воздействие. Община, в коей поселился демон праздности, очень скоро превратится в заброшенную дыру, которой могут происходить самые гнусные «справедливости, но никто из обитателей просто не заметит и тем более не отреагирует. Демон праздности истощает, утомляет, расслабляет своих жертв, оставаясь на границе их сознания, и с большей охотой исподтишка доводит жертву до полной беспомощности, чем вступает с ней в открытое противоборство. Противостоять подобным созданиям следует, собрав в кулак всю силу воли и внимание, без которых просто невозможно разглядеть демона в его многочисленных обличьях.

― Отрывок из записи показаний Тиренуса, командира храмовников Камберленда, Башен 3-90

...И я взглянул на это существо, и сделалось оно мною - точным подобием моего облика и разума, будто зеркальным отражением. Я подумал, что это обман, иллюзия, которая должна усыпить мое внимание... двинулся на это существо, подняв меч, но оно использовало хорошо знакомые приемы. Когда я отражал удар, оно делало то же самое, когда я взмахивал мечом, так же поступало и оно. Существо говорило со мной, произнося вещи, о которых мог знать только я. Думаю, демон праздности не имеет собственной формы или индивидуальности. Мне кажется, что дело здесь не только в праздности, но и в зависти - и мой облик был не первым, который он похитил в тот день.

Демон отчаяния
Этих демонов долгое время считали разновидностью демонов праздности. Как и воплощения лени, эти существа действуют исподволь, находя удовольствие в медленном разрушении жизней окружающих. Демонов отчаяния места в которых и без того живется непросто. Гнетущее чувство, порождаемое этим демоном, доводит местных жителей до самоубийства или преступления, а демон пирует на их эмоциях.
В пику демонам гнева, сотканным из пламени, демоны отчаяния похожи одновременно на крыс и прокаженных, укутанных в грязные  лохмотья и источающих могильный холод. 

― Из лекции прославленного охотника и храмовника сэра Хэйворда

Когда-то мы считали демона отчаяния разновидностью демона праздности, но потом поняли, что это нечто совершенно другое. Они являют собой антитезу не справедливости или доблести, а надежде. Они создают кошмары, подрывающие основы человеческого "я". Оказавшись в мире, они тянутся туда, где много угнетенных: в эльфинажи, трущобы, тюрьмы и так далее. Отсюда — "эпидемии" необъяснимых самоубийств или самоубийственная агрессия, начавшаяся с отчаяния. Самых разумных из этих созданий следует опасаться, ибо они не только питаются отчаянием, но и, понимая его истоки, они рушат чужие жизни, упиваясь слезами тех, кто не понимает: все его несчастья — не случайность.

Демон зависти
Демоны Зависти известны храмовникам и магам, но, к счастью, встречаются достаточно редко. Среди всех демонов, демоны Зависти - лучшие имитаторы. Натура заставляет их искать для себя форму, наделенную властью, силой и красотой. Обнаружив желаемое, демон запирает свою жертву в Тени, в клетке грез и разума, стремясь выведать все желания и секреты.
Достигнув этого, демон принимает облик своей жертвы, причем настолько умело, что подмену можно счесть почти совершенной. 

― Свиток, найденный на теле "учёного Эсмара Тревьенто" настигшими его храмовниками

В демонах зависти — поровну надменности и трусости. Они изолируют своих жертв от мира и долго их изучают, пытаясь стать ими. Как только демон узнает выбранную персону удовлетворительно, он принимает ее облик, оставляя бедного пленника умирать в заточении. Впрочем, Зависть никогда не удовлетворяется. Бездонное желание демона быть чем-то большим — быть сильнее, искуснее, одухотвореннее — вынуждает его вечно искать новую добычу, оставляя за собой след отобранных личностей.
В момент этого перехода от тела к телу Зависть слабее всего. Он продолжает слепо копировать поведение старой жертвы, пока не найдет новую. Вот почему я все это пишу. Этот человек, что был передо мной, хотел знать, о чем демоны думают, что чувствуют, чего желают. Хотел записать все, все до мелочей. Он сопротивляется — пленник в собственном доме — но я это уже знаю. Я тоже голоден до знаний. И никогда не насыщусь.

Демон голода
Редкие даже в Тени, демоны голода характеризуются обязательным потреблением (или попыткой потребления) всего, что им встретится на пути, включая других демонов. Демоны голода чаще всего появляются в реальном мире, овладев искажениками или скелетами, хотя известны случаи, когда они вселялись в живых людей.

Демон гнева
Одни из самых жестоких демонов. Ими движет желание уничтожить все, что попадётся на пути. Нередко эти демоны вселяются в деревья (так образуются сильваны), в мертвецов (таких гневных созданий зовут "разъяренными") или в неопытных отступников и магов, желающих мести или силы.

― Из лекции Верена, командора храмовников из Тентерваля, 6:86 год Века Стали

В Тени можно увидеть демона гнева в его истинном ужасающем обличии: это сгусток чистого пламени, тело его и вид состоит из жидкой лавы, а глаза — это две крохотные точки, испускающие губительный свет, который исходит из сердцевины создания. Главная сила таких демонов заключается в их способности испускать пламя. Они сжигают тех, кто приближается к ним, а наиболее могущественные из них могут выпускать огненные стрелы и даже устраивать огненные бури, охватывающие обширные пространства.
К счастью, даже самые могущественные демоны гнева менее разумны, чем представители большинства других разновидностей. Их тактика проста: наброситься на появившегося врага со всей доступной силой и уничтожить его. Бывает, что демоны гнева наделяют своей огненной сущностью и тела одержимых. В противном случае их редко модно увидеть вне Тени в истинном обличье, если их в таком виде специально не призывают маги.

Морок
Морок - истинная форма демона, когда он оказывается в мире живых. Некоторые учёные считают, что из-за замешательства, в которое их приводит недремлющий мир, он не способен овладеть живыми или мёртвыми. Некоторые мороки могут оставить мысль овладеть кем-либо, довольствуясь перемещением в воздухе, подобно теням, и охотой на души тех, кто встретился на пути. Есть предположение, что мороки считают, что по-прежнему находятся в Тени.
Живые слабеют, находясь вблизи от морока. Эти опасные существа известны тем, что проникают в сознание живых , вызывая смятение или ужас, делающие их противников лёгкими жертвами. Полное опустошение цели лишь усилит аппетит морока.

― Из дневника бывшего старшего чародея Малеуса, когда-то принадлежавшего к Кругу Ривейна, но провозглашённого отступником в век Дракона 9:20

"Часто говорят, что демон может воздействовать на мир живых только вселившись в живое (или когда-то бывшее живым) существо - но это не совсем так. В действительности, морок представляет собой демона в его истинной форме, который приспособился к окружающему миру и может влиять на него.
Моя гипотеза такова: нам уже известно, что многие демоны, прошедшие через Завесу в наш мир, приходят в замешательство. Они неспособны отличить живых от мёртвых, ибо сама статичная природа нашей вселенной сбивает с толку создание, привыкшее, что физические свойства полностью определяются эмоциями и воспоминаниями. Большинство демонов стремится незамедлительно захватить кажущееся живым существо, но как поступают остальные? Что происходит с демонами, которым не удаётся встретить жизнь или вселиться в чьё-то тело? С более осторожными по природе?
Они наблюдают. Они таятся. Они завидуют.
Со временем такой демон учится выпивать силу из душ встречных живых существ - так, как он делал в Тени. Накопив достаточно энергии, демон физически проявляется в нашем мире - именно таких тварей называют мороками. Они не желают вселяться в кого-либо. Вместо этого они парят над землёй, охотясь за душами. Может, они считают, что по-прежнему находятся в Тени? Этому существует ряд подтверждений.
Морок забирает жизненную силу уже тем, что он рядом. Если же морок сконцентрируется, он может выпить силу жертвы намного быстрее. Отмечены случаи воздействия мороков на разум живого существа. Вызывая замешательство или ужас, демон делал жертву практически беззащитной. Похоже, трагедия мороков в том, что выпив все силы жертвы, они не утоляют аппетит, а лишь раззадоривают его".

Призрак
Подобно виспам, призраки тоже считаются остатками уничтоженных духов и демонов. Как многие слабые дхи, они бессильны во влиянии на Тень, и не могут принимать формы, что видят в грезах спящих.  Они становятся подобны стервятникам, и следуют за более сильными духами и демонами в надежде поживиться осколками грез и эмоций.

― Чародей Мирдромель, "По ту сторону Завесы: Духи и демоны”

Как и виспы, привидения считаются останками уничтоженных духов и демонов. Они не могут больше влиять на Тень и даже не способны воспроизводить образы из чужих снов, как это делают более слабые из духов. Это падальщики Тени: они льнут к более сильным созданиям и кормятся объедками мыслей и чувств.

Висп-призрак
Виспы-призраки, по прежнему являющиеся относительно слабыми духами, действуют более осознанно, чем обычные виспы Некоторые считают, что виспы-призраки - это демоны, потерявшие свою силу и слишком долго пробывшие в недремлющем мире, так и не найдя настоящего носителя, либо сраженные в бою, нередко с другими демонами.
Несмотря на то, что их способности влиять на живых существ ограниченны, эти виспы часто безрассудно нападают, когда встречаются в тени. Говорят, что в мире живых такие виспы-призраки будут злонамеренно обманывать живых, заставляя их думать, что они путеводные огни, и заводить в опасные места. Однако, похоже, что это предел их хитрости.

Духи

Духи мудрости

― Старший чародей Франсуа, "Духи Шпиля"

Когда ритуал призыва был выполнен, появился дух. Ни у духов, ни у демонов нет пола в нашем понимании, но этот дух (подобно редкому и опасному демону желания) явился нам в женском обличьи. Хотя обличье не было угрожающим, дух держался уверенно, с осознанием, какое я ранее наблюдал лишь у самых могущественных демонов.

Дух мудрости был вежлив и любезен. Он ответил на наши вопросы о Тени, при этом принимая во внимание сложность вопроса (не всегда мы могли понять, что значил ответ). Не было никаких попыток торговаться, свойственных многим призываемым сущностям, если не считать того, что дух тоже задавал нам вопросы. Эрас привёл духу недавно выведенное им доказательство теоремы, Этренна рассказала про своё исследование магических тем в Песни Света, а юный Рис поговорил о своей матери.

Когда мы закончили, дух поблагодарил нас за беседу и растаял, хотя никто из нас не отпускал его. Вскоре мы обнаружили серьёзный изъян в методике ритуала. Духа ничто не принуждало прийти к нам или оставаться в нашем мире; на протяжении всего разговора он пребывал с нами по собственному желанию. Эрас, беспокоясь, что такой сильный дух оставался свободным, переделал ритуал, исправив недочёт в заклинании привязки. Могу понять его предосторожность, но признаю, что мне понравилась беседа. Не уверен, что дух стал бы так охотно с нами разговаривать, удерживай мы его силой.

Духи справедливости
Мощные и доброжелательные, духи справедливости воплощают высшую благодетель правосудия. ходят слухи, что маг Андерс был одержим духом справедливости, когда он играл свою роль в разрушении церкви в Киркволле в 9:37 Дракона.

Духи доблести
Цель этих духов в поиске совершенства в бою, ради приобретения доблести. Некоторые маги рассказывают истории о том, как встречали духов доблести в Тени во время своих Истязаний. Маги говорят, что эти создания бросали им вызов. Если бой проходил достойно, духи доблести оказывали магам поддержку в их финальном испытании Истязаний - битве с демоном.

Духи сострадания
Не такие сильные, как духи справедливости или доблести, многие духи сострадания имеют хорошие отношения с магами-целителями, которые призывают их из Тени для помощи в лечении болезней и ранений в недремлющем мире.

Духи веры
Духи веры очень сильны и достаточно редки. Известно о них мало. некоторые маги говорят, что великая маг-целитель Винн была однажды спасена от смерти в Башне Круга, Твердыне Кинлоха, духом веры, который связал себя с ней для поддержания её жизни.

Духи надежды
Духи надежды являются одними из самых сильных и доброжелательных духов в тени. Однако в недремлющем мире появляются они нечасто, поскольку он их мало привлекает.

Висп
Эти младшие духи чаще всего действуют по приказу, а не по собственному желанию, так как судя по всему, они обладают достаточно зависимым сознанием. Поскольку виспы так легко поддаются влиянию, их поведение за пределами Тени зависит от приказов тех, кто их призывает. Свободный от чужого влияния висп будет вполне доволен, просто летая по округе и интересуясь всем, что только попадется на пути.

Мне повстречался древний дух, некогда царивший почти во всех изученных мною землях. Подобно гордыне или гневу, этот дух был отражением чувства в Тени. Когда я спросил, что он за чувство, он не смог ответить.
"Они забыли, - сказал мне дух. - Уже нет того слова, которым я назывался". ― Солас

0

3

Одержимые существа
Искаженик (Одержимый)
Известно, что маги способны посещать Тень, Полностью осознавая, что сними происходит и что они делают, в отличии от остальных существ, которые могут попадать в этот мир лишь в сновидениях и, возвращаясь оттуда, почти не способны помнить, что с ними происходило. Маги притягивают демонов - но неизвестно, почему. Может, из-за того, что маги пребывают в сознании, или же это притяжение можно считать побочным свойством той магической силы, которой они обладают в нашем мире.
Неведомо, по какой причины, но демон всегда, с первой же встречи, пытается овладеть магом, иногда силой, иногда склонив его заключить ту или иную сделку - это зависит лишь от могущества мага. Если демон берёт верх, то результатом нечестивого союза является то, что мы называем одержимостью. Одержимые несут ответственность за многие из самых страшных бедствий, какие знает история, и соображения о том, что кто-то из магов в уединенной башне может, неведомо для мира, сделаться таким существом, явились первым и главным основанием для создания Круга магов.
К великому счастью, одержимые появляются редко. Круг владеет знаниями, позволяющими выявлять тех, кому грозит опасность попасть под власть демона, у тому же, очень мало кто из магов готов отказаться от свободной воли, чтобы связать себя неразрывными узами с демоном. Но единожды появившись, одержимый готов на всё, чтоб создать себе подобных. Известно, что бывали случаи, когда целые отряды храмовников принимали смерть от рук всего лишь одного одержимого, и потому церковь с величайшим вниманием относится ко всему, что касается Круга магов.
Одержимый демоном маг преображается в могущественное существо, известное как "искаженик".
Искаженики встречаются достаточно редко, обычно их появление - следствие вхождения в Тень слабого мага, который попадает там под прямое влияние демона. Как только искаженик преображается, он будет делать всё, что можно, чтобы создать ещё больше искажеников. Для разрушения связи между магом и демоном нужно применить Литанию Адраллы.

--Цитата из рассказа бывшего храмовника из Камберленда, 8:84 Благословенный век

"Мы пришли к исходу ночи. Несколько дней мы выслеживали малефикара, и в конце концов загнали его в угол... так нам казалось.
Когда мы приблизились, дом на окраине взорвался, и на наши ряды посыпались обломки бревен и большие каменья. Едва мы успели рассредоточиться, как с неба пролился огонь, а грохот разрушения сменился ужасающим хохотом, раздававшимся из середины селения.
Там, на шпиле деревенской церкви, стоял маг. Но был он уже не человеком.
Мы громко молились Создателю и отражали все магические атаки, какие могли, но чем отчаянней мы бились, тем яростнее это существо нападало на нас. Я видел, как падали мои товарищи, убитые летящими обломками или огнём с неба. Чудовищная тварь, выглядевшая так, будто демон напялил на себя человека как измятый кожаный костюм, разглядела меня и ухмыльнулась. Это мы вынудили его на это, понял я: маг заключил соглашение, отдавшее его во власть демона, чтобы отразить нашу атаку и выжить".

Колдовской ужас
Демоны, конечно, не имеют в нашем мире телесной формы. Когда они являются сюда по причине или особого утончения Завесы, или призванные магией крови, им необходимо получить в свою власть тело. Когда демон гордыни обретает власть над телом мага, рождается колдовской ужас. Хотя видятся они лишь как лишённые плоти скелеты, это ужасные создания, ибо они не только сохраняют умения магов творить заклинания, но и обладают способностью восстанавливать другие оживлённые трупы и даже управлять ими.

--Цитата из рассказа храмовника из Антивы, 7:13 Бури

"Пока мы поднимались а второй этаж, глазам нашим открылось печальное зрелище: неприглядный костный остов, облачённый в одежды одной из старших чародеек. Я знал её немало лет, на моих глазах она взрастила бесчисленное множество учеников, а ныне сделалась жалкой игрушкой для какого-то демона".

Восставший из мёртвых
Восставший из мёртвых - это труп, одержимый демоном гордыни или вожделения... что ставит его в число самых могущественных одержимых. Многие выходцы владеют заклинаниями, но большинство вооружено, заковано в броню и предпочитает пускать в ход воинские навыки. Они уязвимы перед ударами, но быстро восстанавливаются и как правило пользуются телекинезом, дабы притянуть убегающего противника на расстояние удара. Также они способны сражаться сразу с несколькими противниками. По возможности, держитесь от такого существа на расстоянии и бейте быстро - это единственный способ взять верх.

--Из письма, адресованного Верховной жрице Амаре III, 5:71 Возвышенного века

"Целый отряд был перебит одним существом. Ваше Совершенство, я сначала не поверил, но похоже, это правда. У нас есть выживший, и сперва мы сочли его бессвязные речи преувеличением... но судя по всему, это был не просто скелет. Описание его способностей зловеще напоминает рассказы братьев Марнас Пелл, которые встретили подобное существо более века назад: неведомая сила тащила людей по воздуху и насаживала на клинок этого создания. А двигается оно так быстро, что может напасть на нескольких сразу. Нет, Ваше Совершенство, не стоит сомневаться: мы столкнулись именно с выходцем из мёртвых"

Труп
Ходячие мертвецы не есть живые, пришедшие, чтобы свершить месть, как хотелось бы считать поклонникам суеверий. Они на самом деле - суть трупы, в кои вселились демлны.
Движущиеся трупы, коими управляет демон праздности, вселяют в своих противников ощущение усталости и слабости. Трупы, одержимые демонами гнева, делаются берсерками и попросту яростно атакуют своих врагов. Трупами-пожирателями владеют демоны голода; эти будут жрать, пока не оживут. Более могущественные демоны редко снисходят до вселения в мёртвые тела.

Рыцарь-командующий Бенедикутус, в письме к Владыке церкви, 5:46 Священный..

"Каждому, кто усомниться в злокозненности магии крови, скажу: сначала попробуй изрубить своими руками братьев, павших в битве против малефикара, а потом уже пусть рассуждает о морали"

Скелет
Демоны Тени завидуют живым существам, которых они ощущают через Завесу. Они непрерывно стараются пробиться сквозь преграду, и если это удаётся, пытаются вселиться в первое живое существо, которое заметят. Однако демоны неспособны определить, действительно ли их жертва жива или жила когда-то в прошлом... на деле, труп представляет для относительно слабых демонов более привлекательную цель, поскольку не обладает волей, позволяющей противиться одержимости. Демон неспособен понять, почему это так: он просто видит цель и пользуется предоставившейся возможностью.
Скелет - значит, труп, движимый вселившимся в него демоном. Демон этот, обнаружив, что застрял в неподходящем теле, может сойти с ума от ярости. Он убивает встречных живых существ, без оглядки набрасываясь на всё, что движется.
Названия, которые даю скелетам такого типа, зависит от природы вселившихся в них демонов. "Клыкастый скелет" одержим демоном голода. Такие создания пожирают всё на своём пути и часто способны выпить энергию и ману жертв. "Волочащийся скелет" передвигается сравнительно медленно, одержимый демоном праздности. Он способен замедлять противников, насылать на них расслабление и даже усыплять. Известно, что скелетами могут управлять и более могущественные демоны, однако такие существа известны нам под названиями. В качестве примера можно привести выходцев из мёртвых и колдовской ужас.

Сильван
Для демонов проникающих в наш мир, человек не всегда является самой желанной добычей. Вселяясь в людей, демон обрекает себя на риск встречи с могущественными магами и храмовниками, а также на другие неприятности. Некоторые демоны предпочитают вселяться в животных или даже в растения - вероятно, они считают, что такая жертва не хуже человека. Демонов, вселившихся в деревья, называют дикими сильванами.
Как правило, в сильванов превращаются только демоны гнева - самые слабые в иерархии. Захватчику, вселившемуся в дерево, приходится потратить немало времени, чтобы научиться двигаться - но когда цель достигнута, сильван становится могучим, смертельно опасным противником. Известно, что в сильванов могут превращаться и другие, более разумные духи. Такие твари менее агрессивны, но встречаются нечасто.
Медлительные, но невероятно сильные дикие сильваны обычно устраивают засады, дожидаясь измождённых, отчаявшихся или попавших в ловушку жертв и без раздумий убивая их. Злобные существа могут прятаться среди обычных деревьев, ничем не выделяясь, пока не сдвинуться с места и схватят вас. Когда сильваны, как говорят путники, "оживают", они поднимаются на корнях как на ногах, протягивая в жертве ветви, словно руки.
Однако считается, что если сильвану долго не попадается живое существо, он впадает в своего рода спячку - вероятно, в этом проявляется природа собственно деревьев. Сильван способен свободно двигаться, однако, убив жертву, обычно возвращается туда, где росло одержимое им дерево. Поэтому лес, в котором завелись сильваны, может очень долго оставаться смертельно опасным для путешественников.

Жнец
После того, как Наковальня пустоты Каридина была утеряна, предпринимались бесчисленные попытки воссоздать его методы, чтобы и дальше производить големов. В одном из самых неудачных таких экспериментов традиционные для големов сталь и камень заменили на останки мёртвых неприкасаемых гномов. Результатом стал Жнец - искаженное смешение частей тел, скреплённых, а затем оживленных духом из Тени. эксперимент оказался неудачным - оживлённая духом тварь вышла из под контроля и уничтожила своих создателей.
Жнец - это отвратительная маленькая тварь с длинными и тощими конечностями и непропорционально большой головой. Сама по себе она практически беззащитна, если не считать ужас, в который приходит всякий, увидевший подобную гадость. Но жнец умеет прикрепляться и подчинять своей воле куски плоти, превращаясь в огромное существо, по большей части состоящее из гниющего мяса. Жнец может быстро менять свое "тело", поэтому как только смогли отделить тварь от управляемой ею плоти, немедленно убивайте пожинателя, иначе он найдет себе новое "тело". Он способен вызывать скелетов и духов из Тени, чтобы защитить себя.

0

4

Порождения Тьмы

Грех был той повитухой, что помогла появиться на свет порождениям тьмы. Магистры были свержены из Златого града, и их судьба легла бременем на весь наш мир. Ибо они были не одни.
Никто не знает, откуда явились порождения тьмы. Темная пародия на людей, они размножились во мраке подземелий, подобно саранче. Во время набегов они часто брали пленных и уволакивали их с собой под землю на Глубинные тропы. Скорее всего они их там поедали. Вероятно, порождениям тьмы, как паукам, надо, чтобы пища была живой. Быть может, они родились из самой тьмы. Как мы знаем, злу не надо стараться, чтобы увековечить себя.
Последний Мор случился в век Башен и ударил по центральной области Тевинтера, распространившись также на юг, в Орлей, и на восток, в Вольную марку. Чума достигла и Ферелдена, но иссыхание земли остановилось прямо у наших границ. Здесь порождения тьмы всегда были скорее предметом легенд. В северных же землях, особенно в Тевинтере и Андерфелсе, порождения тьмы, по слухам, постоянно показываются и в сельской местности, нападая на крестьянские угодья и отдаленные деревни.
--Сестра Петрин, ученый Церкви, «Ферелден: фольклор и история».

Порождения тьмы - это не столько отдельная раса, сколько совокупность людей, эльфов, гномов и других существ, превращенных Мором в монстров.

Архидемон
Во тьме вели они свой вечный поиск
Того, кто смог бы вывесть их оттуда,
Пока они успеха не добились.
Их бог, предатель их исконный —
Думат, дракон, что спит века. Их скверной
Сам боль и ужас, он повел их, чтоб
Народы мира ввергнуть в жуть и гибель:
Первый Мор.

Архидемоны обладают намного большим разумом, нежели обычные драконы, и они — воплощение зла.
Большую часть времени порождения тьмы существуют по принципу улья, озабоченного лишь увеличением численности. Они редко появляются на поверхности, за исключением рейдов и мелких вторжений. Однако, Мор начинается, когда порождения тьмы находят и оскверняют Древнего Бога, который объединяет их в огромные полчища и выпускает на поверхность волной тьмы и разрушения.
Архидемон — их лидер, и Мор не закончится, пока он не будет уничтожен. Архидемоны жестоки и беспощадны, возможно, они являются живыми божествами для порождений тьмы
Как известно, древних Богов-Драконов было семеро, пробуждение каждого из них приводило к наступлению Мора, коих было пока что пять. Последний Пятый Мор, самый короткий из всех известных, был десять лет назад в Ферелдене и окончился когда на крыше Форта Драккона Герой Ферелдена поразил Архидемона Уртемиэля.
Древние боги:
Думат или "Дракон Тишины" - его пробуждение положило начало Первому Мору, самому жестокому и беспощадному, длившемуся около двухсот лет.
Зазикель или "Дракон Хаоса" - пробужден в 1:5 Божественного Века (1199 ТЕ) порождениями тьмы и возродился как архидемон, возглавивший Второй Мор, уничтоживший город Нордботтен в Андерфелсе, прежде чем мир среагировал на его появление. Зазикель был уничтожен в Битве у Стархэвена в 1:95 Божественного Века (1289 ТЕ).
Тот или "Дракон Огня" -  пробужден порождениями тьмы в 3:10 Века Башен, начав Третий Мор. После пятнадцати лет борьбы, Тот был уничтожен на Горе Охотника объединенными силами армий Серых Стражей, Орлея и Тевинтерской Империи в 3:25 Века Башен.
Андорал или "Дракон Цепей" - пробужден в 5.12 Возвышенного Века порождениями тьмы и возродился как архидемон, возглавивший Четвертый Мор, в ходе которого была полностью захвачена Антива и начата осада столицы Андерфелса. В битве при Айсли в 5:24 Возвышенного Века, объединенные армии Орлея, Андерфелса и Вольной Марки под знаменами Серых Стражей разгромили орды Андорала, в то время как архидемон был побежден эльфийским героем Гарахелом.
Уртемиэль или "Дракон Красоты" - пробужден Архитектором и превращен в архидемона в 9:30 Века Дракона. Убит Героем Ферелдена в 9:31 Века Дракона на крыше Форта Драккона, что в Денериме.
Разикале или "Дракон Тайны" - ещё не пробужден.
Лусакан или "Дракон Ночи" - ещё не пробужден.

Первые порождения тьмы
"Те, кто хотели занять
Силою Небо, разрушили его.
Что было златым и святым, стало черным.
Некогда маги земли,
Светила эпохи своей,
Облик оставив людской, тварями стали."
―Погребальные песни 12:1.

Считается, что история Мора началась с деяний семерых людей. Все они были высшими жрецами Древних Богов, и каждый стремился посвятить свою победу своему покровителю. Некоторые источники указывают, что то время было эпохой расцвета и реформ для Империи, когда власть перешла от религиозных лидеров к светским. Задуманное предприятие призвано было подкрепить величие храмов, вернуть отвернувшуюся паству.
Однако, среди магов не было единства.  Жрецы интриговали друг против друга; они взяли псевдонимы, отражающие их роль в предстоящем деянии, и не открывали своих истинных имен.
Ритуал был сложным, опасным, и в то же время - тайным. Очевидно, он удался  - и с момента когда смертные прошли по землям Тени, они навеки изменились.
Корифей - тысячу лет это создание было заперто в горах Виннмарк, пока заклятие не ослабло настолько, что было разрушено Мариан Хоук, пытавшейся выбраться из колдовской западни. Серые Стражи прошлого признали, что не имеют возможности убить это существо, ибо Корифей влияет на сознание стражей силой, родственной магии крови.
В прошлом магистр Сетиус Амладарис, он пошел на отчаянную попытку захватить Черный Город в надежде, что столь славное деяние вернет его народу угасающую веру. Даже провалившаяся, попытка обрести божественную силу наделила Корифея необычайной властью над скверной.
Скорее всего, имя "Корифей" сохранилось у этого существа еще со времен сложного ритуала, в  котором он выполнял роль "проводника" для силы остальных магов.
Архитектор - во многом это существо похоже на обычного эмиссара порождений тьмы, однако его познания, его могущество, и, что важнее, необъяснимая стойкость перед Зовом, позволяют предположить что он не просто "выродок" среди себе подобных*. Однако сам Архитектор ничем не выдает того, что как-либо связан с "семерыми". Возможно осквернение или долгая жизнь на Глубинных Тропах способствовали утрате памяти.
Архитектор, в отличии от Корифея, считает себя одним из порождений тьмы, и отличается их нечеловеческим мышлением. Он далек от понимания простых человеческих чувств, и по возможности, держится в стороне от жителей поверхности.

― Магистр Вибий Агориан, "Вопросы к Песни"

Позвольте рассказать вам, что я знаю о "семерых" ― тех самых тевинтерских магистрах, что много веков назад вторглись в Златой град.
Каждый из них был главным жрецом одного из Древних богов. Все пришли на ритуал под покровом тайны, скрывая свои настоящие имена даже друг от друга. Дело в том, что они были соперниками. Древние боги велели им войти в Златой град и занять трон Создателя... но трон был один, а их было семеро. Каждый взял себе титул в соответствии со своей ролью в ритуале. Судя по некоторым текстам, у них был предводитель ― главный жрец Думата, назвавшийся Корифеем. Он не управлял остальными, но направлял их ― объединял усилия так, чтобы достичь небывалой магической силы, чего никто с тех времен не смог повторить. Вторгнувшись в Тень, физически войдя в обитель снов, они необратимо изменили наш мир.
Возможно, эти семеро и стали первыми порождениями тьмы, будучи прокляты Создателем, как говорит нам Песнь Света. А возможно, и нет. Казалось бы, эти магистры давно должны были умереть... но ходят слухи, что это не так. Попытайтесь представить, что могло стать с сознанием таких существ: зараженных скверной, отвергнутых за надменное безрассудство, долгие века томящихся во тьме и негодовании. Где они могут обитать? Кто о них знает? Раз есть слухи ― кто-то знать должен. Какие тайны они хранят и что делать нам, пожелай кто-нибудь из них вернуться на свет? Хорошо, если нам не доведется узнать ответы на эти вопросы.

- Отрывок из дневника двадцатилетней давности

... Напомнило мне об истории, которую моему прадеду рассказал его прадед. Мол, повстречал он однажды трех порождений на Глубинных Тропах, каждый выше любого гнома или человека, а разодеты как короли. Он наблюдал за ними из теней и слышал, что они разговаривали, как люди, о вещах, которые он не мог понять. Город почернел, и они обвиняли друг друга в чем-то, но никак не могли вспомнить в чем.
Прям как моя Ма: никогда не помнит причину, только что злилась. История заканчивается на том, что трое передрались: один убежал и скрылся, второй задушил третьего и сожрал его тело.

* Архитектор - магистр. Это подтверждено разработчиками в одной из конференций с фанатами.

Гарлоки
Гарлоки выше ростом, чем их собратья генлоки, почти с человека, обладают мощным сложением и невероятной силой. Ударной силой порождений тьмы бывал, порой, одиночный гарлок-берсерк, который сражался сразу с множеством противников. Порой гарлоки украшают себя грубо сделанными татуировками, отражающими все их деяния и смертоубийства, хотя никто не может сказать, следствие это обычая или сознательного выбора.
Самые жестокие, искусные и сообразительные гарлоки становятся вожаками. Нередко они убивают других порождений в выводке, пожирают их, становясь еще крупнее и сильнее. Вожаки способны на связную и вменяемую речь, они достаточно  хитры, чтобы обманывать и выжидать, поэтому они командуют другими порождениями тьмы с помощью грубой силы. 
Вожаки появляются не только среди гарлоков, но и среди генлоков, крикунов-шарлоков и огров.

Генлоки
Это самый распространённый вид порождений тьмы из всех, какие есть под землёй. Коренастые генлоки очень сильны, их трудно убить даже с помощью магии.

Крикуны
Ученые называют этих высоких тощих порождений тьмы шарлоками, но большинству людей они известны как крикуны из-за пронзительных криков, издаваемых во время битвы. Существует немало историй о солдатах, которые лишили мужества звуки, издаваемые скрытыми во тьме крикунами. Обычно заметить этих существ можно только в миг, когда они наносят удар.
Таящиеся в ночи крикуны заслужили зловещую славу благодаря невероятному проворству и гибкости, а также умению скрываться. Порождения тьмы используют их как ударную силу: они проникают в строй противника и пускают в дело длинные зазубренные клинки, закреплённые на предплечье. Такое оружие позволяет за считанные мгновения выпустить сопернику внутренности. Известно также, что крикуны могут пустить в дело яд, который они извлекают из собственной крови, а при нападении большими количествами прибегают к изощрённой коллективной тактике.

Огры
Возвышающихся над своими мелкими сородичами, другими порождениями тьмы, громадных огров нечасто можно встретить на полях сражений. Легенды говорят, что они появляются только во время Мора, но есть записи, где утверждается, будто огров встречали на Глубинных тропах, где они охотились поодиночке или мелкими группами. В одном, по меньшей мере, донесении Серой Стражи сообщается, что одинокого огра встретили в Диких землях Коркари в 9:19 Дракона; он был очень слаб и с ним без труда удалось покончить. Зато во время Мора можно увидеть до сотни этих созданий сразу. Они сопровождают орды порождений тьмы, их чудовищную силу часто используют и прорыва передовых линий противостоящих армий.
Подобно быкам, налетают они на своих врагов, колотят по земле кулачищами, чтобы её сотрясением свалить с ног, и швыряют громадные камни в лица наступающих воинов. Трудно противостоять в рукопашной гиганту, который одной рукой хватает война и лишает его жизни или избивает до беспамятства другой. Впрочем, у ловкого есть шанс вывернуться, или же соратники могут осыпать огра сокрушительными ударами, чтобы заставить его выпустить своего попавшего в беду товарища.
Огры-вожаки стоят намного выше по рангу среди своих собратьев. Они намного больше и сильнее, хотя и не настолько быстрые. Среди огров процесс отбора вожаков отличается от других порождений тьмы, потому что, в отличие от генлоков и гарлоков, где вожаками становятся наиболее умные порождения тьмы, которые изредка даже умеют говорить, огры выбирают среди своих сильнейшего. По неизвестным причинам вожаков всегда сопровождают крикуны, возможно в целях контроля или защиты.

Эмиссары
Некоторые из вожаков претерпевают ряд изменений, превращаясь в эмиссаров. Это порождения тьмы способные творить магию, схожую с магией крови и энтропией.  На поверхности эмиссары появляются редко, лишь во время Мора, обычно как командиры целых отрядов порождений тьмы., и они верно служат Архидемону.
Эмиссары способны говорить на языке, понятном людям. Увы, выбор тем оставляет желать лучшего.

Чада
Чада - крупные, похожие на личинок порождения тьмы, вышедшие из чрева уникальной разумной матки, известной как "Мать". Эти чудовища, выползающие на поверхность в начальной стадии своего развития являются личинками, извивающимися по земле. Если личинки сжирают плоть убитых порождений тьмы, у них вырастают ноги. После этого они могут преследовать свою добычу с поразительной скоростью. Набив брюхо ещё раз, они превращаются в полноценных чад. Выросшие тонкие конечности оканчиваются шипами, которыми они пронзают своих жертв.
Изначально все порождения тьмы покидают чрево маток похожими на чад, однако они быстро изменяются, принимая положенную форму. Гротескное обличие чад является последствием силы Матери.

Апостол
Апостол - это разумное порождение тьмы, обладающее развитой речью, имеющее свободную волю и способное к тактической организации. Апостолы были созданы разумным эмиссаром порождений тьмы, известным как Архитектор, после того как он дал своим сородичам кровь Серых Стражей в попытке освободить их от зова Древних Богов.

Моровые существа (Осквернённые)

Среди печальных жертв Пятого Мора есть такие, кто выжил во встречах с порождениями тьмы в Ферелдене, лишь чтобы стать изувеченными существами, воплощающими в себе скверну. Мы видели животных — птиц, волков и даже медведей, превращенных в неразумные останки своих настоящих собратьев. Люди ничем не отличаются от них. Эти несчастные жертвы при контакте с кровью порождений тьмы не умерли мгновенно. Их не охватили лихорадка и безумие. С их тела опали все волосы, а кожа покрылась струпьями. Пока они еще могли мыслить здраво, многие говорили о шепоте или песне, которую больше никто не слышал.
Важно, чтобы, как только жертвы начнут слышать такое, их милосердно убивали. По Ферелдену бродит много историй о таких вурдалаках, обезумевших от моровой скверны, нападающих на друзей и разносящих заразу дальше. Хотя заболевание, вероятно, в итоге убивает вурдалака, предсмертная сила этих существ делает их такими же опасными, как сами порождения тьмы.
Это больше не друзья, не родные, не соотечественники. Это жертвы Mopa, и они достойны того же милосердия, какое Гессариан проявил к Андрасте, — быстрой смерти от меча. ― Сестра Доркас Геррин, «Приметы Мора»

Гуль/вурдалак
Если людям, гномам или эльфам, осквернённым Мором, не повезло умереть сразу, они становятся гулями - покрытыми язвами, искаженными тенями самих себя. Название изначально было дано тем мужчинам - безразлично, людям, эльфам или гномам, - которые были поражены скверной. Это случалось, обычно, с теми, кого захватывали в плен, вернее, в пищу для порождений тьмы. Такие становились каннибалами, питались своими бывшими собратьями, превращались в покорных рабов архидемона и сходили с ума от боли.
В ходе Мора порча от порождений тьмы распространялась по Тедасу всё шире и стала затрагивать также и животных. Так появились чудовищные медведи, которых называли берсеркарнами, и порченые волки.
К счастью, вурдалакам редко удавалось долго протянуть после порчи.

Матка
Хорошо известно, что порождения тьмы утаскивают пленных, которые захватывают во время набегов, в свои подземные логовища. Многие считают, что пленников съедают или подвергают порче и обращают в порождений тьмы, хотя ни доказать, ни опровергнуть этого нельзя из-за многочисленности орд. Исследования, проведённые Серыми Стражами под землёй, приоткрыли эту тайну.
Мужчины, затронутые порчей порождений тьмы, лишаются рассудка и, в конце концов, умирают. Женщины же испытывают великую боль и значительные перерождения, от которых большинство из них также умирает. Те же, кто выживают, превращаются в чудовищных маток. Эти огромные неповоротливые страшилища рождают за раз множество порождений тьмы; одна матка способна за свою жизнь произвести тысячи порождений тьмы.
Матки— одни из самых мерзких и ужасных чудовищ, которых только видывал Тедас. В какой-то степени они напоминают пауков, только вместо хитина— складчатая серо-розоватая плоть, вместо лапок— щупальца, вместо головки— торс с несколькими рядами грудей, небольшой лысой головой и короткими руками. Это чудовище видят редко, в основном потому, что оно почти неспособно передвигаться и редко покидает своё логово; его задача— не нести ужас и разрушения, а рожать новых порождений тьмы. Впрочем, матка, повергшаяся нападению, будет отчаянно защищать себя; её будут защищать и порождения тьмы.
Матки— это не порождения тьмы, а упыри: в них превращаются женщины, заражённые скверной, хотя и не все из них— многие просто не переживают мучительный процесс. Говорят, порождения тьмы специально утаскивают женщин к себе в логово, чтобы заразить скверной и изуродовать на свой лад. Разум женщины помутняется, остаётся лишь злоба и голод. Это первая стадия превращения. Матка в огромных количествах пожирает мясо, неважно, кому оно принадлежало: зверям, людям или порождениям тьмы. После этого начинается вторая стадия: её тело разбухает, становится больше; нижние конечности атрофируются, вырастают щупальца; и она начинает исполнять своё главное предназначение— создавать порождений тьмы. Вид этих порождений тьмы зависит от того, кем была создающая их матка. Бывшая гномиха будет «рожать» генлоков; человеческая женщина—гарлоков; эльфийка—шарлоков. Огров создают матки, которые когда-то были женщинами-косситами; они находятся в самых глубинах глубинных троп, и нет сведений, что их кто-то вообще видел. Однако откуда-то это должны были узнать, правда ведь?

Берескарн
Берескарнов описывают как «медведей, покрытых шипами», что не так далеко от правды. Скверна намного сильнее влияет на животных, и медведи не избегают её последствий. Те медведи, что выживают после заражения скверной, перерождаются в иных, смертоносных тварей - берескарнов. Как и моровые волки, они являются вурдалаками. Скверна непоправимо корёжит их тело - из тела, покрытого мехом вперемешку с панцирем и голой плотью, словно лишённой кожи, торчат многочисленные шипы, саблезубые клыки выпирают из пасти, а на изменившей форму голове горят налитые кровью глаза. Берескарны гораздо сильнее и опаснее любых обычных медведей - впадая в ярость и обрушивая на врага удары могучих лап с длинными когтями, они представляют смертельную опасность для всякого. К счастью, эти жестокие и яростные создания редки...
Берескарны не появляются вне Мора. Они обычно сопровождают порождений тьмы, ведь после превращения они теряют стадный инстинкт и сходят с ума, и лишь Зов Архидемона позволяет им ориентироваться в пространстве.

Моровая сова
Крупные совы с огромными красными глазами и черными перьями, защищающими ее тело от ударов противника.  Под действием скверны клюв птицы раскалывается на четыре части, что не слишком мешает ей охотиться, или же - пировать на останках жертв других вурдалаков и порождений тьмы.

Моровой волк
Зараженный скверной волк теряет большую часть своей шерсти, принимая ужасающий скелетоподобный вид. Эти твари невероятно живучи и могут нападать на путников спустя годы от прошедшего заражения. Как и обычные волки, моровые сбиваются в стаи; тем не менее большую часть времени они ведут себя как больные бешенством.

Порабощенный дракон
Если оскверняется дракон, не достигший полной зрелости, результатом этой ужасной мутации становится "порабощенный дракон". Это яростное существо, мучающееся от злобы и боли. Обычно эти твари не выдыхают пламя, предпочитая встречать жертву в ближнем бою.
Взрослые драконы противостоят скверне - их организмы успешно изолируют ее изнутри, а пламя выжигает снаружи. Почти невозможно встретить оскверненного Высшего Дракона, если он не является Архидемоном.

0

5

Порождения красного лириума
Красный лириум
Из всех минералов, только лириум подвержен осквернению, что косвенным образом подтверждает суеверие шахтеров и кузнецов гномов - этот минерал на самом деле живое существо. Сырой лириум сам по себе токсичен и опасен. Красный же лириум  подобен дракону в сравнении с ящерицей. Он вобрал в себя все худшее от лириума и скверны и приумножил это; он вызывает зависимость и привыкание даже у стойких гномов, а его действие распространяется даже через простое пребывание рядом. Красный лириум - инфекция, поражающая каждое живое существо, растущее за его счет, и заражающее все новых жертв.

Красные храмовники — явление, полностью соответствующее определению. Это храмовники, которые употребляют красный лириум, а кончают так же, как Мередит из Киркволла: красный лириум умножает их силы, дает новые, в общем, настолько увеличивает их способности, что человеческое тело не может с этим справиться. Co временем красный лириум превратит их в чудовищ. Внутри их тел уже растут кристаллы; говорят, они прорастают даже в голове. В конце концов и тело, и дух красных храмовников полностью поглотит ревущее безумие.


Пехотинец - рекрут или рыцарь только приступивший к приему красного лириума. Пехотинцы сопровождают рыцарей и ужасов, они слабейшие из красных храмовников, но и наименее осквернены.

― Письмо храмовницы, ушедшей из Ордена, мужу

Помнишь, я выслеживала магов, что прятались в горах? Я увидела, как эти красные храмовники-отступники напали на них. Потом они накинулись и на меня. Солдаты выглядели как обычные люди, но их удары были так жестоки, что у меня онемела рука со щитом. Мне понадобилось три минуты, чтобы убить только одного из них, и тот остановился лишь тогда, когда я отсекла ему голову! Тогда-то я и увидела их командира — огромного рыцаря, потерявшего людской облик. Он сделал жест, и из руки его вырвалась вспышка, угодив в одного из солдат. Из спины того вырвался красный лириум, и он превратился в какое-то чудовище, от которого маги свалились как подкошенные.
До сих пор не знаю, как мы выжили. Эти маги — просто дети и напуганные ученые, что прячутся от войны после падения Кругов. И если бы один из них не оказался целителем, я бы уже потеряла правую руку.

Караульный - воин храмовников с тяжелым ростовым щитом. Они принимают лириума не намного больше, но способны управляться со своими щитами так, словно те ничего не весят.

― Письмо стражника на службе у банны Харквольд

Джерс!
Когда я увидел, как по дороге маршируют храмовники, то сначала обрадовался. Я спросил, не затем ли они пришли, чтобы остановить магов-мятежников, спаливших фермы, но один из них прорычал, что это не наше дело. Тогда-то я и заметил, что глаза у него красные. Не как после бессонной ночи в таверне, а по-настоящему красные. Верни сказал, что это земли банны и что ему полагается знать, кто по ним идет. Храмовничья скотина разрубила его, не промолвив ни слова! Нас была дюжина против троих, а мы так и не сумели попасть ни по кому. Они сильнее, чем все бойцы, которых я знал. Они управлялись с осадными щитами, словно те ничего не весили. Нам пришлось бежать. Скажи банне, чтобы заперла замок и не пускала никаких храмовников.

Лучник - ремесло легкого бойца, предназначенного выслеживать и атаковать издали эти храмовники извратили. Их стрелы вбирают в себя силу лириума и поражают цель, пробивая любые доспехи.

― Лучник из красных храмовников, обучающий рекрутов, начавших принимать красный лириум

Прицелься. Красный лириум — не то слабое зелье, что ты пил всю жизнь. Песня будет глубже. У него — своя воля. Приручи его, и он сделает такое, о чем церковные наставники и не мечтали.
Прислушайся. Сосредоточься на стреле. Втолкни в нее силу, когда она покинет лук. Эта сила пересечет поле боя и пробьет самую толстую броню.
Скоро тебе уже не будет нужно ее слышать. Тренируйся, и песня всегда будет в твоей крови.
И стреляй.

Красный рыцарь - командиры красных храмовников уже совсем не похожи на обычных воинов. Красный лириум в их телах распространился, так что кристаллы прорастают сквозь доспехи и одежду.  Красные рыцари обладают определенной властью над лириумом в телах младших красных храмовников: они могут ускорить его разрастание, буквально за несколько секунд превратив подчиненного в искаженное подобие человека.
Ужас - обычный красный храмовник приобретает эту форму когда концентрация лириума достигнет определенного предела (естественным образом или благодаря влиянию красного рыцаря). Болезненно-бледную, блеклую плоть храмовника уже не скрывают доспехи: его тело немыслимым образом скрючивается и выпускает из себя шипы из красного лириума. Боль и безумие необратимо меняют поведение бойца - он действует как зверь или одержимый, забывая себя. 
Обилие лириума в теле храмовника выводит из строя подобравшихся близко магов - так же как любая жила чистого лириума. К тому же Ужасы могут "выстреливать" лириумными кристаллами, которые разрывают плоть жертвы. Однако не всякое превращение в Ужаса удачно: нередко храмовник просто умирает в процессе, и остается лишь мертвым телом сквозь которое прорастает жила.

― записка чародейки по имени Яхна

Пресли!

Что бы ты ни делал, не приближайся к тем красным храмовникам с комьями на спине. Они умеют ”плеваться" лириумом! Прямо видишь, как он вырастает, а потом они кидают его из ладоней. Один такой попал Хенли в лицо. (У него бы потом ой-ой-ой какие шрамы остались, не окажись я рядом и не подлечи. Штуку эту мы выдернули.) Мы начали бить его заклинаниями, так воздух вокруг словно скис. Мне стало плохо — как тебе бывает, когда рядом слишком много сырого лириума. Лира чуть концы не отдала. Я схватила ее и побежала. То чудовище, к счастью, нашло другую добычу и за нами не погналось. И так никогда не любила храмовников, а уж смотреть, как их изуродовало лириумом, вообще сил нет. Не понимаю, зачем они такое с собой творят.

Тень - создание Теней не слишком деликатный процесс. Некогда бывшие охотниками и легкими бойцами ближнего боя, эти храмовники отточили свои умения оставаться незамеченными и нападать из засады до уровня инстинктов. Они настоящие мясники и хищники, созданные только для убийства - даже их руки всего лишь лезвия из красного лириума. Однако Тени поглощаются лириумом чрезвычайно быстро, поэтому их  жизнь очень коротка, а численность невелика.

― Из дневника профессора Оффре, натуралиста из Университета Вал Руайо

Экземпляр был свежий, убитый лишь несколько часов назад дозором шевалье за городской стеной. Капитан напряженным и блеклым голосом рассказал, что отряд красных храмовников напал на его рыцарей и перебил их. Моих сочувственных слов он, кажется, даже не услышал. Пробормотал, что этот, который у меня на столе, был не по весу шустрым. Меня просто-таки затошнило, когда я вскрыл существо и увидел, что красный лириум проник в кости, пророс в легкие и, подобно грибнице, пустил побеги в мозг. На моих глазах красный кристалл, пульсируя, продолжал прорастать в труп. Он вытягивал кровь из тканей, словно кормился ею. Я велел помощникам перед сожжением тела надеть маски и перчатки. Да простят меня потомки, но я не хочу иметь дело с тем, что кроется в этой гадости.

Чудовище - рано или поздно, но красный лириум поглощает все в своем владельце: тело, душу и разум. Те немногие несчастные, кого не убивает этот процесс, становятся настоящими монстрами; движущимися глыбами красного лириума, разносящими эту заразу как свое оружие.  Чудовище атакует огромным лириумным "кулаком", способным разбить в щепки ворота, или острыми гранями лириума, прорастающими под ногами неудачливых противников. Все звуки, что можно услышать от него - лишь безумные вопли боли и ярости.

― Тактические соображения касательно Инквизиции; из отчетов рыцаря-капитана Веддира

Мы могли бы сдержать таран, но это чудовище?.. Оно просто снесло ворота с петель. А потом завизжало. Не заревело, не зарычало — завизжало, гневно и мучительно. Я обнажил клинок и подумал только: «Там, внутри, храмовник». Где-то там, внутри чудища, был кто-то из Ордена, и от этой мысли мне щемило душу. Ho кто бы это ни был и кто бы из родных у него ни остался на свете, он был уже потерян для нас, поглощен ложью и отравой. Я помог ему тем единственным путем, которым еще мог и которым было возможно помочь в принципе. Не годится, чтобы они страдали. И нам следует, помоги нам Создатель, помнить их такими, какими они были.

0

6

Драконы
Драконы - крылатые хищные рептилии огромных размеров. Их классифицируют по формам, которые они обретают в зависимости от своего возраста и пола. Драконы долгое время считались вымершими, но опять появились в конце Благословенного Века, что побудило Церковь назвать следующую эпоху в их честь.

Драконлинги/драконята
Вылупившиеся из яйца драконы величиной чуть меньше оленя и необыкновенно прожорливы. Недолгое время они обитают в гнезде матери, а потом переходят к самостоятельной жизни. Выводки этих хрупких бескрылых созданий весьма многочисленны, поскольку лишь немногие доживают до взрослого состояния.

Дрэйк
Дрэйк - взрослая форма дракона-самца. Это умные, хитрые, но свирепые звери. Как только они полностью достигают зрелости, дрэйки начинают искать логова взрослых самок. Когда они находят такое логово, они поселяются в нём и проводят там остаток жизни, охотясь для самки и защищая её детёнышей. У дрэйков никогда не развиваются крылья, самое большое - на их передних лапах вырастают рудиментарные шпоры, на которых могла бы быть мембрана крыла. У них нет потребности в мощных крыльях, поскольку с тех пор, как они связывают себя с самкой, они редко отходят далеко от её логова.
У высшего дракона будет дюжина или более дрэйков, охраняющих её потомство и постоянно борющихся между собой за право на спаривание. Они будут агрессивно защищать её гнездо, и многие начинающие охотники на драконов пали от их огненного дыхания и сокрушительных ударов их хвостов. Дрэйки могут прожить столетие, но обычно умирают раньше, защищая гнездо.

Дракон
Термин "дракон" фактически относится к взрослым самкам, в противопоставление самцам-дрэйкам. Драконы быстры, имеют естественную броню и управляют потоками огня так же легко, как человек орудует мечом. Примерно в столетнем возрасте окрас самок становится темнее, и у них вырастают те самые, канонические для их вида крылья. Любознательные и агрессивные от природы, они пересекают огромные пространства в поисках логова. Это то самое время, когда особи чаще всего вступают в конфликт с человеком. Вопреки сказкам, драконы не нападают на города и не похищают красавиц. Они убивают ради пропитания (предпочитая скот) или ради защиты своего гнезда. Если на их территории не находится подходящих мест для гнездования, таких как заброшенные руины, горячие источники, шахты или открытая сеть пещер, создание вынуждено будет двинуться дальше, но драконы до недавнего времени были столь редки, что немногие задумывались о мерах предосторожности.

Высший Дракон
Достигая полной зрелости самка в итоге становится высшим драконом - знаменитым чудовищем, о которых складывают легенды. Эти драконы устраивают огромные логовища, поскольку им необходимо разместить многочисленных самцов, яйца и детенышей.
Иногда в ходе мутаций в период взросления, высший дракон приобретает свойства, противоречащие тому, что общеизвестно о драконах. Например, есть драконы, которые не выдыхают огонь, но поражают противников молниями или ледяным дыханием. Эти удивительные различия в последние годы привели к возрождению драконологии как науки, пусть ей и занимаются лишь отчаянные энтузиасты.
Высшие драконы селятся в удаленных местах, хотя им ничего не стоит разорить целое селение, наедаясь впрок перед тем как сесть на кладку. Угнездившийся дракон наиболее опасен, поскольку вместе со своим выводком постепенно приводит многочисленных дрейков и молодых самок, не готовых к созданию собственной кладки.  Те, в свою очередь, разоряют окружающую местность в поисках пропитания.
К счастью сами высшие драконы склонны проводить много времени в спячке, и если она достаточно глубока, то может длиться сотни лет.
Всем культурам так или иначе знакомы драконы: их почитают даже кунари ("атааши" с кунлата Великолепные), боятся даже гномы (на древнегномьем дракон - "урток"). Несомненно, высший дракон - воплощение силы и величия.

Дракониды Драконы не единственные огромные ящеры в Тедасе. У них имеется обширное семейство меньших родичей, зачастую столь же свирепых. Этих существ в целом называют "дракониды" - подобные драконам.

Виверн
Виверны - довольно редкие и грозные существа, родственные драконам.  Они очень популярные объекты охоты в Орлее, почитаемые за свою храбрость и свирепость. Особенно любят загонять вивернов знать и богачи, устраивая из этого пышный фестиваль, пока опасности в такой охоте подвергаются в основном их слуги и собаки, а хозяева просто пожинают славу.
Этих свирепых тварей, защищающих свою территорию, во что бы это не стало, часто сравнивают с рыцарями или изображают дикими воителями. Символические изображения вивернов (или изображения их частей тела) украшают гербы как мелких, так и величайших лордов и леди повсеместно, от Орлея до Гварена. Бандиты и разбойники тоже частенько избирают своим знаком виверна, считая, что это повышает их статус, или издеваясь, таким образом, над местными дворянами. В некоторых уголках королевств виверн— столь желанный и грозный символ, что носить это изображение на знамени без прав на то считается преступлением.
Виверны— одиночки, яростно защищающие свои земли от других зверей и вивернов. Лишь первые годы жизни детеныши проводят с матерью.
Мест естественного обитания вивернов не так много: это лишь несколько горных цепей Тедаса— каменистые равнины, местами бесплодные, местами— покрытые растительностью. Виверн в таких местах занимает место на вершине пищевой цепочки.
Проворные и свирепые, виверны более всего опасны своим ядом. Он убивает, но достаточно медленно, чтобы жертва успела помучиться. Яд вивернов применяют для варки зелий, алхимии и приготовления ценного крепкого напитка, носящего название "Чистая слеза".

Варгест
Некогда варгестов считали проявлениями духов в мире живых. Старинная сирианская легенда гласила, что варгесты преследуют преступников и живьем утаскивают их на суд в мир духов. Со временем выяснилось, что "мир духов" - логово варгестов, где жертву поджидает голодный  молодняк.

Гургут
Гургут - ближайший родственник виверна, но не обладает ни его свирепостью, ни грацией. Это обитатель заболоченных местностей, подстерегающий добычу в засаде. Как и виверн, он ядовит. Тем не менее, шкура гургута хорошо поддается выделке, а его внутренности и кровь используются целителями и алхимиками.

Драколиск
Среди всех драконидов драколиск самый странный. Очертания его тела и размеры напоминают лошадиные, он так же вынослив, и, в теории, приручаем. Проблема в том, что хищные повадки драколиска обуславливают его зловредность: он готов оттяпать ногу незадачливому всаднику, если тот пришпорит его слишком уж сильно.

Феникс
Этот ящер покрыт перьями и считается предвестником беды. Возможно, все  дело в гнилостном запахе, что исторгает это существо, а возможно - в местах его обитания - сернистых озерах и торфяниках. Свою добычу феникс поражает парализующим ядом, в этом будучи схожим с прочими драконидами.

Китос/ Абан-Атааши (Aban-atаashi)
На кунлате (языке кунари) "абан" означает "море", "атааши" - "дракон". Соответственно, "абан-атааши"- "морской дракон" или "морской змей".  Обитает в теплых водах Океана Боэрик и иногда мигрируюет на юг Недремлющего моря.
Хотя морской змей не так уж часто встречается с людьми, он порой бывает грозным противником. Его перепончатые лапы коротки и незаметны в сравнении с длинным сильным змеиным телом, которое может несколько раз обернуться вокруг корабля. Никто не знает каких размеров может достигнуть морской дракон -возможно, эти твари растут всю свою жизнь, и в морских недрах скрываются огромнейшие чудовища.
Молодые Абан-Аташи питаются рыбой оглушая ее электрическим разрядом, но взрослые змеи легко побеждают китов и кракенов. Электричество, распространяемое абан-аташи, поражает противников за 12 ярдов от змея.   Наиболее крупные китосы живут на дне океана. В легендах говорится, что к поверхности их могут привлечь молнии, сверкающие во время штормов.
"Хватай врага, словно пасть абан-атааши" - говорят кунари, подразумевая желание уничтожить противника окончательно.

0

7

Животные
Многочисленные виды животных, проживающие в Тедасе, значительно отличаются друг от друга, в зависимости от местности, но, в общем, делятся на две группы: наземные, обитающие на поверхности, и подземные, обитающие в недрах континента.

Наземные животные
В лесных и равнинных районах обитают дикие звери, такие как кролики, крысы, пауки, рыбы, птицы, медведи и волки. В населённых областях преобладают одомашненные животные, такие как кошки, собаки, коровы, куры. Каждый из видов, существующих в Тедасе, от рабочего скота в Вольной Марке до маленьких собачек, столь популярных в респектабельных кругах Орлея, представлен разнообразием пород.

Волк
Крайне распространенный хищник по всему Тедасу. Волки - популярные персонажи в легендах множества народов людей и эльфов. Простые серые волки населяют и леса Ферелдена и степи западного Орлея. 
Однако волки принадлежат к тем животным, на которых легко влияет магия (недаром именно из одержимых волков рождались в свое время оборотни). Такие звери изменяются, приобретают размеры и ярость не свойственные обычным животным, и прежняя стая изгоняет их. У большинства темнеет шкура - за это их называют черными волками.

Лиса
Мелкие и в целом безобидные хищники. Самый большой вред они наносят птичникам, но куда чаще охотятся на грызунов и иных вредителей. Самые распространенные лисицы - фенеки.

Ворон
Воронов считают самыми умными из птиц, а особенно - тех из них, кто словно коронован алыми перьями. Такие, говорят, хитры настолько, что легко обманывают ловчих, доставляя по назначению важнейшие письма.
Вороны чуют темную магию так же хорошо, как падаль, и некоторые из них изменяются под стать ей - таких называют кровавые вороны. Крупные, кровожадные птицы, с пристрастием к человеческому мясу - такие обычно появляются поблизости от сильных и опасных одержимых и демонов.
Известно, что умный ворон никогда не  поклюет скверный труп, так что умные мародеры во времена Моров не подступали к полям сражений покуда эти птицы не приступят к пиршеству.

Иглоспин
Он же "гиеновый стервятник", падальщик, обитающий в пустынях на юго-востоке Орлея. Иглоспин пожирает останки жертв более крупных хищников, например драконов, но при случае не откажется от свежего мяса и нападет на заблудившегося путника.
Шипы на его спине действительно острые.

Баран
Горные бараны - самые популярные для разведения животные в Ферелдене. Из овечьей шерсти делают подбивку для одежды, из рогов и костей - чернила и удобрения, из кожи - одежду, из кизяка - топливо для очага, а из жира - свечи. Если фермер не нажил еще своего стада, то он всегда может приручить диких баранов, которые обитают в местных лесах и холмах в изобилии.
У неказистого, но выносливого барана есть грациозный родич - благородный рогач, пугливый, робкий и очень быстрый. Рогачи больше похожи на оленей и галл по стати и повадкам.

Галла
Ни одно существо долийские эльфы не почитают так, как галл. Ни у какого другого животного нет собственного бога. Эти белые олени больше обычных; долийские хранители стад подрезают им рога, и они, вырастая, закручиваются в изящные фигуры. В древние времена верхом на оленях Изумрудные Рыцари выезжали на битву, но после падения Долов их почти не используют для верховой езды, а лишь запрягают в аравели.
Знать империи любит коллекционировать рога галл, различными путями попадающие в Тевинтер. Долийцы считают это непростительным оскорблением.

Друффало
В суровые времена эти массивные буйволы с успехом заменяют фермерам коров. Мало кто решается забивать взрослых зверей на мясо - их размеры и плотная, грубая шкура внушают уважение. Друффало довольно дружелюбны и легко приручаемы; даже некогда дикого зверя можно без опаски приводить на ферму.
Но раненный и разозленный друффало приобретает необычайную скорость и ярость ожесточенно тараня и топча своего врага. 

Мабари
Собаки - это важная часть ферелденской культуры, а среди собак выше всего ценятся мабари. Эта порода древняя, как легенда, говорят, ее вывели из волков, которые служили Дейну. Мабари, высоко ценимые за ум и преданность, представляют собой не просто хорошее оружие или символ высокого положения в обществе. Эти псы сами избирают своих хозяев и служат им всю жизнь. В любом уголке Ферелдена хозяина мабари тотчас признают достойным человеком.
Мабари - существенная часть ферелденской военной тактики. Обученные псы без труда могут стащить с коня рыцарей или прорвать строй пикинёров, а вид волны боевых псов, которые с рычанием и воем катятся на врага, часто вызывает панику и у самых закаленных пехотинцев.
Война магов и храмовников разорила многие псарни, и теперь одичавшие своры представляют немалую опасность.

Медведь
Весьма распространенные хищники в Ферелдене и на западе Орлея. Медведь, устроивший логово поблизости от фермы или деревни, способен доставить местным жителям немало хлопот.
В основном распространены, и считаются обычными, бурые медведи. Немного более крупными и опасными - черные, победа над которыми приносит уважение и славу.
Но самым внушительным зверем по преву считается орлесианский большой медведь. Этот зверь настолько уважаем, что имеет множество прозвищ: "старый лесничий", "смерть дровосека", и, конечно, "драконий медведь". Громадный хищник охотится на виверн и драконят, отступая только перед их кошмарной мамашей. Это единственный зверь, которого боятся орлесианские охотники.

Гиена
Обычный хищник для юго-запада Орлея. Гиены охотятся небольшими стаями, не делая особых различий междускотом, людьми и более мелким зверьем.

Красный лев
Знаменитые хищники Морозных гор, красные львы могут сразить даже медведя. Они не боятся ни людей, ни эльфов, ни гномов, охотясь на них с тем же удовольствием, как на всех горных зверей.
Красные львы обычно длиннее десяти шагов длиной, и весят более шестисот пудов. Их роскошный  рыжий и полосатый мех чрезвычайно ценится в Орзаммаре.

Гигантский болотный краб
В полтора-два раза больше человека, с клешнями, хватающими добычу за десять шагов от зверя, и с панцирями, заросшими неприхотливой болотной травой, болотные крабы могут стать неприятным сюрпризом для путников. К счастью, они не питаются людьми, предпочитая падаль и растения, но ревностно охраняют свои владения

Гигантский скорпион
Энергии Тени удивительно воздействуют не только на пауков, но и на родственных им обитателей Молчаливых Равнин  Тевинтерской империи. Скорпионы, в обычных условиях вырастающие ненамного больше ладони, под действием магии достигают размеров взрослого бронто.

Змея
Один из древнейших символов Тевинтера, змеи обитают фактически по всему Тедасу. Большинство видов ядовиты, особенно известны антиванская гадюка, аспид и эльфийская змея.
В Ферелдене обитают толстые черные бесшумные ползуны, обитающие в Диких землях Коркари, и встречающиеся куда реже за их пределами. Ядовитые, но пригодные в пищу, хоть и обладают неприятным запахом.

Болотный рыболов
Медлительный и неповоротливый на земле, этот зверь обитает вдалеке от людских поселений, в холодных топях. Судя по всему, это очень дальний родич бронто и гурнов, предпочитающий иную диету. Рыболовы прячутся в темных местах, где есть вода - в бочагах и омутах, оттуда выхватывая свою добычу.
В некоторых местах их приручали, относительно успешно, но чаще просто охотились ради мяса и плотной шкуры.

Гурн
Безвредные и спокойные как скалы, гурны путешествуют стадами по самым казалось бы безжизненным равнинам. У них почти нет естественных врагов - на толстокожего гурна решится напасть только дракон, которым они и служат излюбленной пищей.

Снуфлер
Короткие ножки, раздутое пузо и загнутое рыло.  Снуфлер родственник клыкачей и нагов, он так же безобиден и нелеп. Однако его мясо обладает нежным вкусом, а кожа после выделки мягкая и крепкая, так что многие крестьяне с удовольствием разводят снуфлеров несмотря на нелепый вид.

Клыкач
На рыле и у самцов и у самок имеются длинные, изогнутые бивни. Похоже они не предназначаются ни для чего кроме как для красоты. Считается, что клыкачи выбирают пару ориентируясь на размер, кривизну и оттенки бивней. Так что клыкачи ревностно оберегают эту исконную часть своего тела, которую некоторые аптекари считают превосходным средством для усиления потенции.

Наголопа
Ближайший родственник безобидного и беззащитного нага, наголопа (или "нагище" как ее прозвали в народе) зверь далеко не беспомощный. Наголопа весьма похожа на своих меньших братьев, но крупные головы ее вида увенчаны внушительными рогами. Необычайно выносливая и ужасающе упорная она может стать прекрасным ездовым животным, если всадник осмелится взнуздать существо у которого есть такие могучие руки.

Подземные животные
Наг
Наг - всеядное животное, которое часто встречается на Глубинных тропах, а после Пятого Мора необычайно распространилось на поверхности. Шерсти у зверя почти вовсе нет, он почти слеп и абсолютно кроток. Большую часть времени наги бродят по неглубоким водоёмам и грязевым ямам, кормясь мелкими насекомыми, червями и (в крайнем случае) известняком и щебнем. И в самом деле, пищеварительная система нага славится способностью переварить почти любую добычу её владельца. Наги размножаются быстро, заполняя все доступные им места на Глубинных тропах, и служат пищей многим хищникам, в частности, гигантским паукам и глубинным охотникам. Гномы также частенько употребляют их в еду... Собственно в трущобах Орзаммара наги являются наиболее популярным источником мяса. Иные гномы даже приручают нагов, утверждая, будто им доставляет удовольствие слушать пронзительные вопли этих зверьков.
В неволе наги активно скрещиваются друг с другом и популяция рискует выродиться в кратчайшие сроки. Продажа "декоративных" нагов богатым господам в Ферелдене и Орлее привела к череде исключительно неприятных инцидентов, и судебному разбирательству по искам касательно Мокрого террора и смерти из-за укусов в году 9:36.

Бронто
"Лишь двоим благородный уступает дорогу: Совершенному или разъярённому бронто".
- Пословица гномов.

Эти огромные животные, выведенные Хранителями гномов, изначально были тягловыми животными и разводились на мясо, как быки и коровы на поверхности. Были даже породы бронто, предназначенные для верховой езды; они больше ценились за уверенную поступь и выносливость, чем за скорость хода. Их немало в Орзаммаре, но стада бронто, одичавших после падения гномьих королевств, можно встретить и на Глубинных тропах. Они поразительно нетребовательны к пище и способны усваивать органические вещества из воды, грибов и даже камней (отсюда и разговорное "камнеед" - так многие гномы называют бронто). Кажется, что они постоянно пребывают в полусонном состоянии. Но если раздразнить бронто, он накинется на обидчика; в таком состоянии он бывает очень опасен.

Глубинный охотник
"Глупец доверяет своим глазам. Мудрый в камне подозревает глубинного охотника".
--Пословица гномов.

Пожалуй, самое странное существо, какое можно встретить на Глубинных тропах, - это глубинный охотник. Тезпедамы (так их называют гномы) охотятся стаями; как правило, зарываясь под землю и дожидаясь, пока добыча не зайдёт в их круг.
Охотники бывают нескольких разновидностей. У плевателей есть ядовитые железы; они выбрасывают струю жидкости, которая замедляет жертву или причиняет вред её здоровью. Прыгуны кидаются на жертву и сбивают её наземь, после чего легко расправляются с нею. Охотники самого распространённого вида спугивают и загоняют добычу, после чего вся свора набрасывается на несчастную жертву.

Везделаз
Этот более крупный родич глубинного охотника отнюдь не только пещерный житель. Они встречаются на пустошах и болотах, в местах, где едва ли выживает хоть кто-то кроме этих тварей, в полной мере оправдывая свое название. Везделазы  могут долгое время обходиться без пищи, но едят они практически что угодно. Охотятся стаями и плюются парализующим ядом, а передвигаются почти бесшумно.
Но мясо их съедобно, считается деликатесом в некоторых областях Орлея.

Гигантский паук
Глубинные Тропы населяют не только порождения тьмы, но и эти гигантские арахниды, которые кормятся различными видами больших летучих мышей. Обычно появление на месте простых крохотных пауков этих монстров указывает на то что Завеса ослаблена и энергии Тени прорываются в наш мир. 
Тейговые ползуны - самый распространенный вид огромных пауков. Они обычно селятся в покинутых гномьих городах - тейгах, где опутывают здания сетями, ловя в них добычу. Иногда они питаются порождениями тьмы или их трупами. Из-за этого многие из ползунов заражаются скверной.
Такие заражённые пауки появились после Первого Мора, когда Глубинные тропы были потеряны из-за порождений тьмы, и пауки стали поедать порождений тьмы и вурдалаков.  Их численность стала возрастать, а скверна - свободно передаваться потомству. Некоторые мигрировали, чтобы сделать свои логова в наземных лесах, но большинство осталось под землёй, ближе с своей осквернённой еде, которая делает их больше и злее, чем раньше.
Ядовитые пауки - самая неприятная разновидность гигантских пауков. Они плюются ядом на немалые расстояния, но к тому же, прекрасно себя чувствуют среди зараженных или ползунов, охотясь сообща.

Каменный жук
Падальщики и поедатели отбросов, пещерные (или "каменные") жуки обладают крепким чёрным панцирем; по одиночке они могут раздражать, не больше. Известно, что гномы даже жарят их и едят, предварительно вытряхнув из панциря. Однако целый рой пещерных жуков - например, если вы потревожили их логово-- может за несколько минут обглодать животное до костей. Подобный рой безжалостен, и может с огромной скоростью двигаться как по полу, так и по стенам и потолку пещер, преследуя добычу.

0

8

Необычные создания

Огнефея
Древняя, вымирающая раса миниатюрного размера - около четырех дюймов роста. Человекоподобные создания с желтой кожей и крыльями насекомых, с выпуклыми и круглыми глазами, как у мух, и усиками-антенками на головах.
Огнефеи не носят одежды, а их тела излучают мутный  золотистый цвет.  Хотя у них есть человеческие ноги, феи почти не пользуются ими, вместо этого предпочитая просто летать.  Чтобы остановиться они парят, удерживаясь на одном месте с помощью крыльев, подобно стрекозам и некоторым птицам.
Также не похоже чтобы они говорили, или понимали человеческую речь; вместо этого они поют.  Песни фей влияют на разумы их слушателей вызывая у чувствительных тоску, страх и даже отчаяние (тем сильнее, чем больше фей поют). Не ясно делают ли они это по злому умыслу, или неосознанно.  Последних из огнефей можно встретить в таких медвежьих углах, как Дикие Земли Коркари.

Змей-хранитель
Этот зверь получил свое имя за привычку селиться в труднодоступных пещерах, куда почти никогда не ступает нога человека и за характерный вид.
Сорокафутовая серебристо-зеленая рептилия с гибким  длинным телом и короткими лапами. Голова ее украшена двумя острыми, изогнутыми "рогами": ими змей потрошит жертву, прежде чем проглотить ее целиком. Подобно настоящей змее, хранитель  обхватывает добычу гибким телом и мощным хвостом,  ломая кости и выдавливая воздух из легких.
Подобно морскому змею, хранитель может ударить противника током, хотя несравнимо слабее, чем его морской родич.
Змей-хранитель - форма матки огнефей. На экскрементах зверя (и на его трупе) прорастает редкое растение тенемох, которое является единственной пищей колонии огнефей. Когда умирает один змей-хранитель, огнефеи откармливают другую матку (колония занимается долго, поэтому насильственное убийство охотниками хищника или похищение из пещеры запасов тенемха может погубить всю стаю).

Упырь
Небольшие злобные существа, обитающие в горных пещерах. В одиночку они практически не опасны и при виде угрозы убегают. Однако стаи из пяти и более упырей — довольно грозная сила; они с легкостью могут одолеть даже медведя.
Хотя упыри отличаются хитростью и способны объединяться для выживания, признаков истинной разумности они не демонстрируют. Они не владеют речью, а общаются только посредством хрюканья и визгов.
Иногда в упыриной стае можно встретить так называемых вельгастриалов. В отличие от обычных упырей вельгастриалы владеют магией. Некоторые считают, что изначально они освоили её, подглядывая за магами и подражая их действиям. Иные полагают, что упыри, как животные, восприимчивы к незримым силам, воздействующим на мир, и что вельгастриалы используют магию инстинктивно. До сих пор неизвестно, подвержены ли вельгастриалы одержимости, как человеческие и иные маги.

Вартеррал
Огромное проворное паукообразное существо, имеющее особое значение для эльфов. Считается, что первый вартеррал был создан из поваленных в лесу деревьев для защиты древнего города, любимого эльфийским богом Диртаменом, Хранителем Тайн, ещё до появления Арлатана. Вартеррал двигается молниеносно, нанося чудовищные удары и брызгая на врагов ядовитой слюной.
Эльфийские сказания гласят, что если вартеррал намерен что-то охранять, он останется жив независимо от того, сколько раз противник его сразит.

Из «Повести о вартеррале», поведанной Гишарелем, хранителем клана долийских эльфов Ралаферин

Во времена, когда еще не было Арлатана, стоял в горах город, любимый Диртаменом, Хранителем Тайн. Жители его благодаря наставлениям Диртамена были мудры превыше всякой меры, и город процветал. Затем поселился в горах высший дракон, точней говоря драконица, и её непомерные аппетиты стали подлинной угрозой городу. И воззвали старейшины к Диртамену, а было это, когда драконица рыскала уже у самого города, и три дня и три ночи горожане, запершись в домах, с ужасом взирали в небеса.
На четвертый день Диртамен услышал их мольбы. Шёпот его проник к самые горы, и поваленные лесные деревья собрались воедино, приняв облик громадной и необычайно проворной твари, похожей на паука, — вартеррала. Стремительным своим натиском, яростными ударами и ядовитыми плевками отогнал он драконицу и с тех самых пор стал бессменным хранителем города и его жителей.
Много веков прошло. Фен’Харел пленил богов, и народ покинул обжитые места, уйдя в Арлатан. Вартеррал же продолжал нести свой вечный дозор, охраняя город Диртамена, который со временем рассыпался в прах. По сей день каменный страж стоит там, охраняя груду камня. И всякий путник, которому хватит неосторожности забрести в те места, неизбежно столкнется лицом к лицу с воплощением ярости.

Каменный дух
Каменный дух - человекоподобная масса камня, которая, как считают сами гномы, одержима духами грешников, после смерти отвергнутых Камнем. Обреченные вечно странствовать и лишенные посмертия, каменные духи воплощают в себе лишь гнев и голод.  Это роднит их с призраками гномов, встречающимися в брошенных тейгах.
По сравнению с другими опасностями подземелий, каменные духи встречаются настолько редко,  что считаются лишь персонажами страшных сказок, да бредом несчастных, выживших во мраке Глубинных Троп.
Однако в веке Дракона истории о каменных духах стали все чаще исходить из заслуживающих доверия источников.
Со временем каменные духи все больше сходят с ума, запертые на Глубинных Тропах, обреченные питаться лишь жилами лириума, преисполненные ненависти к живым. Некоторые и каменных духов демонстрируют простейшую стихийную магию, несмотря на предположительно гномье происхождение.
Проживший достаточно долгий срок дух обретает необычайные размеры и силу, разительно отличаясь от "сородичей" равных своими размерами гному или человеку. Каменная "плоть" существа может менять форму в зависимости от его нужд.
Бездумное и бесхитростное поведение каменного духа нередко становится непредсказуемым, коварным и хитроумным.
Лириум, который поглощают каменные духи, дает им связь с Тенью, обычно недоступную гномам, и делает их мишенями для демонической одержимости. Демоны Гнева нередко вселяются в слабых каменных духов, более могущественные стремятся поглотить древнейших из них.
Каменные духи редко противятся одержимости. Слепая жажда силы в них давит любые остатки осторожности и совести, какими они могли обладать.
Общеизвестно название этих существ как "каменных духов", однако, судя по всему,  существует и более древнее их наименование, скорее даже самоназвание - "нечестивцы*".
«Мы, позабытые, помним,
Мы камень ногтями до крови терзали,
Молили пощады, но нас не слыхали.
От голода плакали дети,
И вот пожирали мы плоть богов.
Мы здесь, в тишине веков.
Немногие, нечестивцы.
»
― Надпись, нацарапанная на стене в затерянном тейге Реванн. Найдена исследовательницей Фарумой Хельми 5:10 Священного века. Автор неизвестен.
* В русском переводе игр они упомянуты как "дикари", что, по сути не имеет никакой связи с оригинальным словом - profane - нечестивцы, богохульники, оскверненные, букв. "противостоящие храму".

Из дневников Амруна, воина Легиона мертвых

Легенды гномов говорят о настолько испорченных гномах, что даже Камень отвергает их. Они прокляты на вечные скитания в глубинных тропах, между жизнью и смертью, такие существа известны как духи камня, и обуревают их голод, гнев и мало что еще. Хотя обычно принято считать, что духи камня - миф, время от времени выжившие, часто наполовину безумные, выбираются из глубинных троп, нашептывая об оживших камнях, собирающихся в искаженные формы, едва напоминающие гуманоидов, и только их зловещие глаза светятся во тьме.
Двадцать лет в Легионе мертвых. Видел я пауков размерами поболее бронто, видел маток, что возлежали, набухшие мерзостной гнилью, в окружении своих оскверненных отпрысков, и тварей, которым нет названия и чья плоть противна естеству.
Однако же самое худшее встретилось мне в старой шахте тейга Гейдрун. Мы гнались там за эмиссаром и загнали его в тупик, образованный завалом. Бой был страшен. Эмиссар убивал моих воинов одного за другим, и наконец в живых осталось только четверо. Когда уже казалось, что здесь нам и суждено исполнить до конца свою клятву, бой наш пробудил нечто, спавшее испокон веков. То, что казалось мне грудой камней под ногами, обрело вдруг чудовищный облик. Это была тварь из камня, облекшего раздробленный в кости скелет некогда живого существа. Каменный дух. Душа гнома, так глубоко предавшегося злу, что самый Камень отверг его.
Одним ударом каменной своей руки сокрушил он эмиссара, а затем повернул к нам свой безглазый череп. Мы бежали вверх по туннелю, а по пятам за нами неотступно грохотали тяжелые шаги духа. Добежав до тейга, мы повернулись к нему, ибо понимали, что на открытом месте спрятаться нам негде и надежды убежать от духа у нас тоже нет. Однако же он, достигнув выхода из туннеля, ударил со всей силы по крепям свода и погреб себя под обвалом. Быть может, он познал нечто вроде раскаяния. Быть может, его заблудшая душа распознала себе подобных.

Великан
Великаны известны за свой рост, аппетит и свирепость. Первое не заметить трудно - их рост превышает даже рост огров, хотя великаны и не столь приземисты и мощны. Аппетит их ужасен: великан странствует у воды, по берегу реки или озера, попутно пожирая рыбу, растения и пришедших на водопой животных. В  попытках защитить свою территорию великан нападает на противников крупнее и опаснее его самого (благо, таких немного), швыряет тяжелые валуны и свирепо молотит врага кулаками. Проблесков разума тварь не проявляет, приручению почти не поддается.
Наиболее распространены великаны на севере, однако в последнее время все чаще забредают на юг, в Орлей и Ферелден.

Оборотень
Ферелденские предания полны сказаниями о волках, превращающихся в человекоподобных монстров, которые обладают невероятной силой и скоростью. Считается, что они способны распространять своё проклятие на тех, кого укусили, сводя своих жертв с ума. Находясь в таком разъярённом состоянии, укушенный человек преобразуется в дикого волкоподобного монстра. Сказания об этих оборотнях с человеческим началом различаются. В одних утверждается, что такое превращение  в зверя временно, другие же говорят, что оно необратимо.

«Волки были нашими союзниками. В древние времена, еще до Андрасте и до Создателя, мы знали, что это так. Но человек устал от бега, от охоты, от правды клыка, стали и крови. Человек стал сажать семена в землю, завел скот и кур, возвел изгороди от волков. Человек вывел псов, согласных угождать, сидеть и подчиняться, и убедил себя в том, что псы эти ничем не хуже. Но теперь вернулись порождения тьмы. Прорвали изгороди, убили скот и кур, сожгли урожаи. Наши псы поджали хвосты от страха, а если и сражаются, то погибают, отравившись оскверненной кровью. Умираем и мы, и я стыжусь своей трусости.

Людям и псам не справиться одним. Я пришел к вам, духи старого леса, я, тот, кто возводил изгороди, кто огнем и мечом отгонял вас от жилищ. Я пришел к вам, потому что от страха у меня слабеют колени. Я прошу у вас безжалостной ярости, способной укрепить их.

Убейте пса в моем сердце, напитайтесь мясом с моих костей. А вместо него — дайте мне волка.
― Слова, пойманные в кровавой ряби древних вод в Тени и чудом запомнившиеся

Грифон
Раньше грифоны гнездились в Андерфелсе и именно на них летали в битву с порождениями тьмы Серые Стражи, что дало им славу великолепных воздушных наездников. Умные и сообразительные существа, похожие на помесь орла и льва, считаются вымершими  с самого Четвёртого Мора.
Взрослый грифон мог вырасти до двенадцати футов от клюва до хвоста, размах крыльев был и того больше. Самцы весили более тысячи фунтов, самки — лишь немногим меньше. Их клювы были достаточно мощны, чтобы раздробить бедренную кость лося без всяких усилий; когти могли разодрать латы, словно сырую бумагу. Серые Стражи обычно выбирали самых невысоких и лёгких представителей ордена в качестве всадников грифонов, чтобы позволить животным продержаться дольше в тяжёлых условиях, но здоровый грифон был способен сражаться, неся на своей спине двух облачённых в полный доспех людей. Это были свирепые, бесстрашные хищники, полные дикой красоты и живой, словно ртуть, ярости.

0


Вы здесь » Dragon Age: Ante Bellum » Библиотека » Бестиарий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC